Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:12 

Ускользающая красота.

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Это не сиквел и не приквел. Это снова отдельная история «про первый раз». Прежде чем лезть под кат, внимательно! читаем раскладку в пейринге и предупреждения.

Название: Ускользающая красота.
Автор: Takehiko Yoshiro.
Бета: Laurefin.
Фендом: Schwein; Buck-Tick.
Дисклеймер: Отказываюсь.
Пейринг: Atsushi Sakurai/Raymond Watts.
Рейтинг: NC-21.
Жанр: Drama, RPS.
Статус: Закончен.
Размещение: Запрещено.
Предупреждения: OOC; AU; мат; сомнительное согласие!; слеш.
От автора: Время действия - 2012 год.

Застать врасплох ускользающую красоту легко. Щёлк.
Атсуши - Indian summer*. Всполох счастья - последний перед бесконечной зимой. Нужно во что бы то ни стало поймать, выжать до капли, собрать жадным взглядом искрящиеся горсти солнца. Удержать, вобрать в себя, запереть внутри.
Позволить себе сойти с ума легко, когда точно знаешь: другого шанса уже не будет, и это пиршество эмоций отпущено тебе в последний раз.
Выпустить на волю естественный первобытный порыв легко. Оправдать перед самим собой животное стремление грабить, обладать, грызть - легко.
Вылизать, выпить до нутра, вывернуть, исполосовать. Залюбить до изнеможения, неуклюже, больно, нежно, легко…
Невыполнимо. Ведь это же Атсуши.
Атсуши - ошеломляющая красота. Сияющая. Отцветающая зрелым, пряным, мясистым цветком. Массивная, тяжёлая, пронзительная, будто легионерское копьё.
Насадиться на острие красоты агонизирующим, ликующим варваром. Взвыть берсерком, загоняя глубже, раскурочивая грудину, в самое сердце.
Видеть, как наяву, стремительный разворот, хлёсткий взлёт мокрых прядей. Чувствовать на губах брызнувшие в сторону камеры капли. Сейчас повернётся, сейчас. Ну же!

- Дрочишь? - влажная, разгорячённая после душа женщина подходит сзади. Обнимает за шею, стирает хозяйским жестом пот с верхней губы Рэя. Лениво тычется носом в ухо, улыбается. - Ммм… Это какая-то артистка?
- Да, артистка, - рассеянно отвечает Уоттс, выпутываясь из нежеланных объятий. - Не виси на мне, не люблю.
- Костлявая, - небрежно роняет женщина, отходит к бару, наклоняется, роется в нижнем шкафчике в поисках бокалов. Парные серебристые колечки посверкивают на гладко выбритых половых губах. - Тебе налить?
«Это ты костлявая, - обиженно думает Рэй, скользя рассеянным взглядом по блестящему розовому влагалищу. - Ты костлявая, а он хрупкий».
- Хочешь меня трахнуть? - глухо доносится из недр шкафчика. - Где же эти чёртовы бокалы?
Уоттс на мгновение прикрывает глаза. Выдыхает, интересуется тихим въедливым голосом:
- У тебя совсем гордости нет?
Женщина оборачивается, долго смотрит Рэю в глаза:
- Благодаря тому, что у меня нет гордости, у меня есть ты. Так ты хочешь?
Женщина тощая, почти без груди. Смуглая, хоть и европейка, темноволосая, кареглазая. Стоит на четвереньках, вполоборота. Призывно поводит аккуратной маленькой задницей. Профессионально, с ленцой.
«Совершенно не похожа», - удивляется про себя Уоттс.
- Нет меня у тебя, - цедит он сквозь зубы. Вязкое раздражение клокочет почти у горла. - Вон пошла.
- Как хочешь, - равнодушно пожимает плечами женщина.
Она поднимается с колен, собирает разбросанные по комнате вещи: лаковая сумочка, туфли, дешёвые леопардовые трусики.
Женщина мурлычет под нос что-то попсовое. Сгребает с барной стойки загодя оставленные купюры.
Уоттс исподлобья наблюдает за неторопливыми сборами, крутится в компьютерном кресле, грызёт ноготь.
- Ухожу уже, - смеётся женщина, натягивая футболку. - Ты ещё хуже, чем местные. Гайдзин.
Хлопает входная дверь.
Рэй достаёт из пачки сигарету. Подходит к огромному, во всю стену, окну. Долго рассматривает золотые огни Токийской телебашни.
«Нужно послать Атсуши цветы», - думает Рэй.

Невозмутимый Хидэ, застёгнутый на все пуговицы, пакует гитары. Хисаши с полотенцем на голове прыгает по гримёрке, пытаясь вдеть ногу в туфлю. Толл у дверей, уже в пальто. Юта ожидаемо где-то носится. Всё как всегда.
Атсуши проскальзывает в гримёрку последним. Раскланивается в дверном проёме, кивает, благодарит. За его спиной мелькают руки с бумажками, плакатами, цветами. Гоменасай, гоменасай…
Неожиданная, нечаянная красота проплывает отражением в зеркале. Атсуши запинается, удивлённо вглядывается в собственное лицо. Показалось.
Конечно же, показалось, и никогда уже больше его отражение не будет таким, как в девяносто втором. Но всё же - как обидно. И эта вспышка из прошлого в зеркале выбивает Атсуши из колеи.
Он тяжело опускается на стул возле трюмо. На автопилоте размазывает макияж по лицу ватным диском. Серые и оранжевые разводы на вате - это всё, и это осязаемое доказательство приближающейся старости. Это, да ещё чужие волосы.
Атсуши становится по-настоящему страшно.
- А-чан, - Хисаши мнётся в дверях. - Мы пошли. Ты давай, как приедешь домой, позвони.
Атсуши только сейчас замечает, что гримёрка опустела. Кивает, машет рукой в сторону закрывающейся двери. Несколько минут он сидит один, в тишине, перебирает флаконы с косметикой, курит.
- Сакураи-сан? - в зеркале за его спиной чистым облаком проплывают хризантемы. Крупные белые хризантемы и алые капли рябины в обрамлении острых кленовых листьев. Девушка из персонала восторженно улыбается: букет просто огромный.
- Карточка есть? - заинтересованно оборачивается Атсуши.
- Да, Сакураи-сан. Где-то была, - девушка быстро перебирает пальчиками листья и протягивает Атсуши простой белый конвертик. - Вот.
Она любопытствует, не уходит.
- Вы можете быть свободны, - вежливо улыбается Атсуши. Ему не терпится вскрыть конверт.
«非常口»**, больше на карточке ничего не написано. Чуть смазанные синие гелевые чернила, не иероглифы, а какие-то каракули, будто ребёнок писал. Что за ерунда?
Воспоминание накатывает внезапно. Яркое, резкое.
Больше десяти лет назад. Этот же концертный зал, аварийный выход. Серая металлическая дверь скрежещет заледеневшим демпфером, но всё-таки поддаётся. Губы Раимондо в белёсом свете мигающей люминесцентной лампы. Вспышка. Ближе. Ещё ближе. Поцелуй жёсткий, требовательный, зубами по зубам. Тёплые пальцы давят на обнажённый позвоночник прямо в нервы.
Атсуши потрошит букет. Грызёт ленточку, добирается до неприметного клочка картона с названием фирмы, прикрученного проволокой к стеблю цветка. Букет куплен здесь, в Токио.
Раимондо здесь, в Токио.
Повинуясь неясному, не оформившемуся до конца порыву, Атсуши быстро переодевается, собирает волосы в «хвост», подхватывает ключи от машины, несётся по коридорам, кивает на прощание Юте, отделывается на бегу от приглашения на вечеринку и спускается вниз, к выходу для сотрудников.
Здесь тихо, темно и нет камер. Парни из персонала воровато курят возле мусорных баков. Холодно, изо рта идёт пар. Атсуши надвигает поглубже капюшон «аляски», надевает перчатки, чтобы скрыть лак на ногтях. Заходит за угол здания, тянет на себя дверь аварийного выхода.

На лестнице непроглядная темень, но Атсуши чувствует, что Раимондо здесь. Это именно он, и он здесь, он вернулся и вернул всё на свои места.
Сильные ладони сжимают так, что трещат тазовые кости. Атсуши в ладонях Рэя взлетает вверх. Остервенело дёргает колючий шарф, закусывает губу, смеётся тихонько, зарываясь носом в пахнущую горячим потом шею, выдыхает:
- Раимондооо… Я так и знал, что это ты.
- Я, это я, А-чан, - голос глухой, как воронье карканье. У Рэя слезятся глаза. Он понимает - всё произойдёт здесь и сейчас, и не будет идиотского, сентиментального «подари мне ночь». Рэй боится признаться себе, что не хочет видеть Атсуши. Ехать куда-то, разговаривать, улыбаться, всматриваться в стареющее лицо - нет. Никогда. Это выше его сил, и, наверное, поэтому слезятся глаза.
Рэй окидывает капюшон куртки. Гладит хрупкие плечи, родной скошенный затылок.
- У тебя волосы длинные.
- Это не мои, - Атсуши терзает пуговицы на рубашке Рэя. Сосредоточенно, грубо. Если всё происходящее - лишь плод его фантазии и сейчас он очнётся у зеркала в гримёрке, то он не хочет упустить момент.
Рэй медлит, не помогает, лишь придерживает бёдра Атсуши.
- Ты так и будешь стоять столбом?
Уоттс умудрился выпасть из пряной, чёткой реальности, и Атсуши злится.
- Я не могу, - Рэй осторожно ставит Атсуши на ноги, отстраняется. - Блядь, прости, А-чан, я не могу.
- Не можешь? - шипит Атсуши и дёргает ремень на брюках Рэя. - Не можешь, мать твою? Закончи то, что начал десять лет назад, ты, ублюдочный сукин сын. Сейчас же!
Атсуши с неожиданной силой толкает Уоттса спиной к стене. Рывком стягивает вниз, до колен, джинсы, царапает ногтями кожу, пытаясь пробраться под бельё.
Рэй не сопротивляется, лишь сдавленно стонет, когда цепкие пальцы Атсуши задевают потяжелевший член.
Всё-таки это произойдёт. Рэй не может позволить этому произойти. Это неправильно. Грязно. С Атсуши так нельзя. С его прекрасным, тоненьким, хрупким, юным Атсуши так нельзя. Решение приходит мгновенно.
Рэй дёргает вниз трусы, разворачивается лицом к стене и опирается на руки.
Атсуши за его спиной удивлённо вздыхает. Обнимает Рэя за талию, коротко целует куда-то в куртку. Отстраняется, копошится в темноте, мурчит что-то под нос на японском. Рэй различает «идиот» и «спасибо», и вскрикивает от неожиданности, когда тонкие пальцы Атсуши вторгаются в него насухую.
Рэй рвётся вперёд, подальше от раздирающих пальцев, вжимается голым животом в шершавую ледяную стену. Атсуши, его А-чан, непривычно властный, дёргает Рэя на себя, хлещет открытой ладонью по пояснице, рычит сквозь зубы:
- Прогнись!
В растянутые внутренности Рэя грубо врывается боль - горячая, пульсирующая, скользкая, живая до одури. Боль продирается в напряжённое тело Рэя, широко, с оттяжкой, гуляет по позвоночнику. Ни о каком возбуждении уже не может идти речи. Ничего возбуждающего или хотя бы приятного в этом нет. И это он собирался сделать с Атсуши?
Атсуши хрипло дышит, вторгается настойчиво, тихо матерится. Давит на спину, заставляя Рэя прогнуться больше, раскрыться шире, опуститься на ступени, практически распластаться на холодном полу. Наваливается сверху, раздвигает коленями ноги Рэя. Впивается ногтями в кожу головы, зарывается пятернёй в спутанные волосы. Двигается, двигается. Быстро, смело, глубоко, резко вынимает, уже не сдерживаясь, кричит в голос, выгибается дугой.

Громко трещит под потолком внезапно включившаяся люминесцентная лампа. Мутные, белёсые капли падают на пол. Блестят, переливаются, впитываются в бетон, оставляя лишь тёмные пятна.
- У тебя курить есть? - подаёт голос Рэй.
Атсуши реагирует не сразу. Уоттс успевает повернуться, заглянуть в глаза.
- Да, есть, - очухивается Атсуши и вдруг осознаёт, что всё ещё стоит на коленях с расстёгнутыми брюками. - Отвернись.
Рэй хмыкает, отворачивается, терпеливо ждёт, пока Атсуши приведёт себя в порядок. Ждёт, когда скрипнет дверь на улицу. Поднимается, натягивает джинсы, застёгивает рубашку, куртку, всё это методично и неторопливо, хотя руки немного дрожат.
Он выходит вслед за Атсуши в хмурую ноябрьскую ночь. Сквозь несущиеся облака робко проглядывают мелкие точечки звёзд. Низкое оранжевое небо перечёркнуто рекламными прожекторами.
- Осень почти кончилась, а я в этом году так и не видел клёнов, - Атсуши протягивает Рэю зажжённую сигарету. - Ты меня простишь?
Уоттс с удовольствием затягивается, запрокидывает голову, прищуривается, выдыхает дым.
- Уже простил, - говорит он небу.
- Ты… будешь со мной? Насовсем, - Атсуши кусает губы. Ему действительно важно услышать ответ.
- Хорошая была осень, да?
- Да, - серьёзно кивает Атсуши.
- Знаешь, А-чан, что-то мне подсказывает, что зима будет ещё лучше.

Атсуши - Indian summer посреди промозглого ноября. Всполох яркого счастья - последний перед новой, бесконечно прекрасной, поделенной на двоих зимой.
Рэй улыбается. Рэй поймал за кончик хвоста ускользающую красоту.
_______________________________________
*Indian summer (англ.) - Бабье лето.
**非常口, Hijōguchi (яп.) - аварийный выход.

@темы: Raymond Watts, Atsushi Sakurai

URL
Комментарии
2012-10-31 в 03:13 

Pikopiko
ツンドラ教
Несмотря на предупреждение, внимательно прочитать предупреждение, предупреждение я прочитала невнимательно, так что не уловила, в чем подвох )) Неожиданно, да.
Очень под настроение уходящей осени :heart: И очень ярко представилось, как они курят на улице. Особенно их лица. И почему-то само домыслилось, что Атсуши, отдав Рэю сигарету, почесал нос о его плечо ))

Рэй поймал за кончик хвоста ускользающую красоту.
Или ускользающая красота поймала за кончик хвоста Рэя =D Пардоньте.

Спасибо большое за фик! :heart: А говорила, что тебе нечего делать в этом пейринге )))

2012-10-31 в 12:28 

Arall
Planet Earth is blue and there's nothing I can do
Я сейчас не могу ничего сказать...
Это настолько здорово...
Это фантастически здорово.
Это прекрасно.
Как всегда у тебя...
Спасибо.

2012-10-31 в 12:35 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Это фантастически здорово.
Фух, ну ладно. Честно говоря, боялся выкладывать.

URL
2012-10-31 в 12:38 

Arall
Planet Earth is blue and there's nothing I can do
Зря боялся. Честно.
Блин, и Кимура...)))

2012-10-31 в 15:42 

Ulia_Kunkel
I'm your truth, telling lies. I'm your reason alibis. I'm inside, open your eyes... I'm YOU! SAD BUT TRUE!
Как всегда невообразимо реалистично. Каждая сцена - как отрывок из фильма, который можно полноценно себе представить во всех деталях.
Я люблю их в твоем исполнении. Каждый раз верю, будто это было на самом деле))
Я давно съехала с темы и не в курсе, у него правда волосы наращенные? Откуда это?)))

2012-10-31 в 16:00 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Stoopid fucking cissy Boy, Да я сам только три дня назад увидел. Нарощенные длинные, как раньше.

URL
2012-10-31 в 16:22 

Ulia_Kunkel
I'm your truth, telling lies. I'm your reason alibis. I'm inside, open your eyes... I'm YOU! SAD BUT TRUE!
Yoshiro-dono, О.о на форуме есть??

2012-10-31 в 16:26 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Stoopid fucking cissy Boy, Посмотри на дневнике у Анариен. Я с телефона просто.

URL
2012-10-31 в 16:30 

Ulia_Kunkel
I'm your truth, telling lies. I'm your reason alibis. I'm inside, open your eyes... I'm YOU! SAD BUT TRUE!
Yoshiro-dono, елы палы! Я только ща врубилась!!! Это та самая фотка где он спиной стоит??? И она новая? О.о

2012-10-31 в 16:32 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Stoopid fucking cissy Boy, Да, это новая! Даёшь хэви-металл патлы!

URL
2012-10-31 в 16:43 

Ulia_Kunkel
I'm your truth, telling lies. I'm your reason alibis. I'm inside, open your eyes... I'm YOU! SAD BUT TRUE!
Yoshiro-dono, Какой кашмар!!!!
Но идея прикольная =3

2012-11-01 в 21:14 

Aku_no_Hana
береги мои тайны ©
какая неожиданная смена ролей..
Yoshiro-dono, спасибо. это было захватывающе.

2012-11-04 в 16:24 

anarien1
I am space, you are space too...
Замечательно.
:heart:
Я дополз и прочитал, хоть мне и нельзя было читать сейчас ничего эротичнее Карлсона. :laugh:

2012-11-04 в 16:27 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
anarien1, Очень рада, что тебе понравилось.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

46億年の恋

главная