Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:58 

Пока не кончился август.

Драйзер. Высокоморальный садист.
Название: Пока не кончился август.
Автор: Takehiko Yoshiro.
Бета: Laurefin.
Фендом: Schwein; Buck-Tick.
Дисклеймер: Отказываюсь.
Пейринг: Raymond Watts/Atsushi Sakurai; Hisashi Imai/Atsushi Sakurai.
Рейтинг: От R до NC-21.
Жанр: Drama, RPS.
Статус: Закончен.
Размещение: С моего разрешения.
Предупреждения: Дичайший OOC; немного AU; мат; нецензурные выражения; слэш.
От автора: Время действия - 2009 год.

Глава 16.

- А-чан, тебе точно не нужна помощь? - Хисаши стоял под дверью ванной комнаты, из-за которой, кроме шума льющейся воды, не доносилось ни звука. Вот уже десять минут оглушающей, пугающей тишины. А может, Атсуши сидит там и дольше, учитывая, что сам Хисаши только что проснулся. И как он умудрился пропустить его приезд? Каждый вечер ждал, представлял, что ему скажет, как встретит – и вот, пропустил. А теперь Атсуши закрылся в ванной и не подаёт признаков жизни. Только слышно, как хлещет вода в душевой кабинке. Утопиться он там решил, что ли?
- А-чан, - Хисаши с новой силой забарабанил в дверь. - Выходи, не пугай меня.
- Имаи, ради бога, уйди, - голос Атсу был тихим и очень усталым.
Хисаши обиделся. Он искренне не понимал, что случилось. А-чан отмахнулся от него, как от назойливой мухи. Равнодушно, будто и не заметил, как Хисаши его ждал. Нет, их встреча не должна была быть такой. Чёрт, вот всегда он так. Всё нужно перевернуть с ног на голову и испортить.
- Как скажешь, А-чан. Если что, я внизу, - Имаи зачем-то погладил ладонью закрытую дверь, вздохнул и спустился на первый этаж.

Атсуши сидел на бортике ванны и никак не мог заставить себя раздеться. Он закрылся здесь сразу же, как только увидел спящего в его комнате Хисаши. Проще говоря, Атсуши сбежал от Хисаши.
Сакураи знобило, а в воспалённые глаза будто насыпали песку. Похоже, он всё-таки заболел. Этого только не хватало. До начала тура чуть больше недели, и если сядет голос, Хисаши будет очень, очень недоволен. Да он, похоже, и так уже чем-то недоволен. Ещё немного и расколошматит дверь. Наверное, нужно что-нибудь ответить ему, но разговаривать абсолютно не хочется. И видеть его сейчас тоже, как ни странно, совершенно не хочется. Ни его, ни ванную эту, ни этот дом - такой пустой и холодный без Рэя…
Атсуши мысленно одёрнул себя. Пора бы уже смириться с тем, что здесь нет Рэя. И он не завернёт Атсуши в полотенце. И не поцелует в висок, бережно обнимая за плечи. И Рэй не шлёпнет его по заднице, выталкивая в спальню. И не заржёт при этом как конь. И не станет вдруг серьёзным и напряжённым, когда Атсуши проведёт языком по его губам и прижмётся к нему плотно-плотно, обвивая руками шею. Здесь нет Рэя, а есть только Хисаши, который всё же решил сломать дверь и которого не хочется видеть.
- Имаи, ради бога, уйди, - Сакураи с трудом узнал свой собственный, похожий на тихий стон, голос. Ну вот, если он ещё и прилюдно стонать без Уоттса начнёт, то это уж совсем никуда не годится.
Атсуши медленно разделся и встал под душ. Выкрутил на полную кран. Обжигающие тугие струи воды грохотали о пластиковый поддон и упруго били по синякам на груди и бёдрах. Это было больно и в то же время приятно. Почти как пальцы Рэя. Атсуши опёрся одной рукой о стену душевой кабинки и долго ласкал себя, кусая солёные от слёз губы.

Было тихо. Так, как бывает только на исходе ночи. Так, что слышен шорох секундной стрелки часов, показывающих начало пятого.
Хисаши сидел в гостиной, сжимая в руках полупустую бутылку коньяка. За то время, что он ждал Атсуши, Имаи успел напиться, силой вталкивая в себя коньяк прямо из горла. Всё с самого начала пошло не так. Хисаши хотел открыть ему дверь. Взять из его рук чемодан. Осторожно обнять. Привлечь к себе и, как бы нечаянно прикоснувшись губами к мочке уха, прошептать: «Добро пожаловать домой, А-чан». А потом они бы поцеловались. Чувственно и нежно. И Имаи рассказал бы Атсуши, как сильно он любит его, и как скучал.
- Добро пожаловать домой, А-чан, - Хисаши отсалютовал бутылкой пустому креслу напротив и сделал большой глоток.
- Ты ещё здесь? - Атсуши стоял в дверях, кутаясь в махровый халат, накинутый прямо на мокрое тело. Влажные волосы безжизненными прядями свисали на лоб. И весь он был какой-то безжизненный и бледный. Похоже, его бил озноб. Даже губы приобрели нездоровый синеватый оттенок.
- Моё присутствие тебя так раздражает? - Имаи поставил бутылку на столик и поднялся с кресла.
Странно, но количество выпитого никак не повлияло на его координацию и способность мыслить. Лишь злой прищуренный взгляд и напряженность в движениях выдавали его состояние. Атсу отрешённо отметил про себя, что это очень плохо. Когда Имаи так напивается - ничего хорошего не жди.
Хисаши подошёл к Сакураи и провёл тыльной стороной ладони по его щеке.
- Я тебя раздражаю?
- Нет, просто я очень устал, - Атсуши прислонился к дверному косяку. Губы его заметно дрожали.
Хисаши придвинулся ближе. Его ладонь переместилась на шею, а затем скользнула на открытый участок груди Атсуши.
- Не надо, - Сакураи сжался, придерживая рукой воротник халата. - Не надо, Хиса, прошу тебя.
- Что не надо? Это? - Имаи отбросил руку Атсу и резко распахнул воротник. - Или, может быть, это? - горячая шершавая ладонь больно сдавила шею. Хисаши навалился на Сакураи, вжимая его в косяк.
- А! Наверное, мне не стоит делать вот так, - Имаи чуть отстранился, всё ещё сжимая горло Атсу, и грубо прошёлся ладонью по его паху. Ошеломлённый, задыхающийся Сакураи никак не мог заставить себя оттолкнуть Хисаши или хотя бы попытаться как-то возразить. Лицо лидера было таким озлобленным. А в тёмных, помутневших от алкоголя глазах было столько боли. Непонятно, как это всё сочеталось, но Имаи всегда был воплощением противоречий. Весьма опасных противоречий. Особенно когда он бывал очень сильно пьян, как сейчас.
Хисаши по-хозяйски запускал пальцы в мокрые волосы на лобке Атсуши и дышал в лицо свежевыпитым коньяком. От нехватки кислорода у Атсуши начинала кружиться голова, но он терпеливо ждал, когда Имаи надоест этот цирк.
- Тебе неприятно? - Хисаши чуть ослабил хватку и Сакураи смог, наконец, вздохнуть. Рука Имаи настойчиво ласкала его под халатом. - Только не говори мне, что тебе неприятно. Ты же шлюха, тебе должно нравиться.
При слове «шлюха» Атсуши закусил губу. Из уст Хисаши это слово звучало вовсе не эротично и ничуть не ласково.
- Имаи, отвяжись наконец! - Сакураи вырвался из объятий Хисаши. Горло саднило. Если завтра он не сможет говорить, с турне можно попрощаться, и всё из-за этого пьяного идиота. Чёрт бы тебя побрал, Хиса. У тебя просто талант всё портить. - Не смей до меня дотрагиваться!
Атсуши был всерьёз напуган поведением лидера. Сидя в ванной и собираясь с силами для неизбежного разговора, он и представить себе не мог, что «разговор» окажется настолько откровенным и неприятным.
Хисаши тяжело опустился на пол. Похоже было, что пыл его немного угас.
- Хм, не дотрагиваться, - Имаи усмехнулся и покачал головой. - Не дотрагиваться, не смотреть, не думать. Даже не мечтать о тебе, так? Только ему можно, да? Только он вправе оставлять синяки на твоём теле, - Хисаши неопределённо махнул рукой, указывая на грудь Атсуши, покрытую тёмными отметинами. - Тебе нравится это, ведь так? Тебе нравится чувствовать себя оттраханной до полусмерти проституткой. Эти синяки как напоминание о том, как тебя безбожно имели во все дыры, да? Ты брал у него в рот?
- Имаи, заткнись! - Атсуши пошатнулся и, тяжело дыша, осторожно добрёл до дивана. Ноги были как ватные. Чего он добивается? Что это за дикий приступ запоздалой ревности? Да какое он право вообще имеет так с ним говорить и так прикасаться?
Имаи тихонько хихикал, сидя на полу. Этот смех, так пугающий Атсуши, больше походил на истерику. Господи, это какой-то сумасшедший дом…
Сакураи присел на край дивана и закрыл глаза. По крайней мере, так, не видя съехавшего с катушек Имаи, можно было относительно спокойно думать. Голова Атсуши кружилась, как на карусели, и его то и дело бросало в жар.

Они достаточно долго просидели в тишине. Каждый в своём углу. Сакураи, у которого, кажется, поднялась высокая температура и которому безумно хотелось спать, не выдержал первым:
- Чего ты добиваешься, Хиса?
- Тебя, - Голос Хисаши был абсолютно трезвым и уверенным. Атсуши недоуменно уставился на лидера.
- Не поздновато спохватился?
- А ты и подержанный меня вполне устраиваешь. Я не гордый, - Имаи подполз к Атсуши и улёгся на полу, обнимая руками его лодыжки.
Сакураи нервно дёрнулся и забрался с ногами на диван.
- Прекрати паясничать и оскорблять меня.
- А ты прекрати строить из себя недотрогу. Тебе же не впервой? - Хисаши поднялся с пола и уселся верхом на Атсу, прижимая его к дивану и торопливо шаря руками по всему телу.
У Сакураи не осталось сил спорить или вырываться. Единственное, чего он сейчас желал, - чтобы Хисаши с его настойчивыми грубыми ласками исчез с лица земли. Но Хисаши не исчезал. Он так уверенно трогал его, будто заранее тренировался на ком-то. Лишь дрожащий от возбуждения голос разрушал эту иллюзию уверенности.
- Ну давай, А-чан, ты ведь тоже хочешь, - Имаи зацеловывал его синяки, с силой проводя по ним языком. Будто пытался слизать с груди и плеч Атсуши следы другого, ненавистного ему мужчины. - Ничего, ничего, А-чан. Всё будет хорошо.
Сакураи попытался было вырваться, избежать этих неприятных, болезненных прикосновений, но Хисаши напирал, удерживая его за плечи.
- Тише, А-чан, я не сделаю ничего плохого, - Имаи уложил вяло сопротивляющегося Атсу на спину и навалился на него сверху. - Я же люблю тебя…
«Так не любят!» - хотелось выкрикнуть Сакураи. «То, что ты сейчас делаешь, это не любовь! Это что угодно, но не любовь!»
Атсуши досадливо поморщился, напряжённо вздрагивая от ласк Хисаши. Он разрушил всё. Весь тот защитный кокон, который бережными поцелуями и касаниями любовно возвёл вокруг него Рэй. Теперь Атсуши беззащитный и уязвимый перед всем миром. Кажется, что каждый с лёгкостью может прочитать его мысли. Атсуши теперь будто голый. Голый и грязный. И вряд ли он такой будет нужен Рэю. А если так, то ни к чему сопротивляться.
Сакураи перестал дёргаться и закрыл глаза. Хисаши, сдирающий с него халат, воспринял это как согласие и с новой силой впился губами в кожу Атсуши. Сакураи едва сдерживал слёзы.
Когда-то давным-давно Хисаши обещал быть ему другом и обманул. И Рэй. Рэй обещал, что никому его не отдаст. Рэй тоже его обманул.

@темы: Пока не кончился август, Raymond Watts, Buck-Tick, Atsushi Sakurai

URL
Комментарии
2009-09-24 в 18:34 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
Боже мой, как тяжело..

2009-09-24 в 18:37 

Драйзер. Высокоморальный садист.
Kolpachok-KK Ну, там же написано Drama.

URL
2009-09-24 в 18:46 

Devalmy
BadLemon.ru
"Имаи, бака, что же ты творишь" – подумала про себя Дэв искренне надеясь, что ход мыслей Имаи настоящего мало походит на ход мыслей его литературного эрзаца.

2009-09-24 в 18:48 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
TakehikoYoshiro, драма драме рознь. А уж если одна одна из них читается под Shingetsu..

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

46億年の恋

главная