00:51 

Мост.

Драйзер. Высокоморальный садист.
Название: Мост.
Автор: Takehiko Yoshiro.
Бета: Laurefin.
Фендом: Schwein; Buck-Tick.
Дисклеймер: Отказываюсь.
Пейринг: Raymond Watts/Оригинальный мужской персонаж.
Рейтинг: R.
Жанр: Drama, RPS.
Статус: Закончен.
Размещение: С моего разрешения.
Предупреждения: Дичайший OOC; немного AU; слэш.
От автора: Сиквел к «Пока не кончился август». Для Laurefin и Freaky Moon.

Тихо урчал мотор взятого напрокат «Nissan». Размеренно шуршали дворники, гоняя по лобовому стеклу колкую водяную пыль. Концертный зал «Zepp» давно потонул в тумане, но Рэймонд боялся лишний раз обернуться, чтобы ненароком не наткнуться на громоздкое серое здание взглядом. В слезящиеся глаза будто насыпали песку.
Рэй остановился на перекрёстке. Внимательно огляделся, сверяясь с картой на дисплее и выискивая в пелене дождя нужный поворот. Хорошо бы за поворотом оказался обрушившийся мост или что-нибудь вроде крутого обрыва. Тогда бы не было настолько тошно. Вообще бы ничего и никогда больше не было.
Светофор приветливо мигнул зелёным. Рэймонд устало выругался и вдавил педаль газа в пол. За поворотом не оказалось ни моста, ни обрыва, зато на самом краю дороги стоял тот самый парень, которого Рэй сбил на лестнице. Он нерешительно озирался, зябко кутаясь в мокрый тоненький плащ и согревая дыханием сложенные лодочкой ладони.
Видимо, черти всё-таки существуют. Ведь именно они дёрнули Рэя затормозить возле мёрзнувшего юноши, при этом окатив его водой из лужи с ног до головы. Паренёк стремительно развернулся на каблуках и уставился на Уоттса, прожигая его гневным взглядом. Недолго думая, Рэймонд распахнул дверцу машины и расплылся в обезоруживающей улыбке:
- А-чан, а ты когда-нибудь бывал в Лондоне?
- Nani? - парень наморщил лоб, явно не понимая, чего от него хотят, и сделал осторожный шажок назад.
Рэй усмехнулся, глядя в несчастное лицо, перемазанное разводами туши.
- Я говорю, давай напьёмся! Konya wa nomō!
- Baka janai? - примерно с минуту японец в немом приступе негодования ловил губами стылый воздух. Перетаптывался с ноги на ногу, недоверчиво косясь на англичанина испуганными смоляными глазищами.
В итоге в машину он всё-таки сел, благоразумно рассудив, что сумасшедший гайдзин менее неприятен, чем пробирающийся за шиворот дождь.
- Так как же тебя зовут, А-чан? - Рэймонд перегнулся через дрожавшего на переднем сидении парня, открыл бардачок и протянул ему упаковку бумажных платков. - Вот, держи, мокрый весь. Douzo.
- Arigatou, - юноша кивнул и вымученно улыбнулся, стирая со щёк потёкшую тушь. - Boku wa Sato Amiko desu.
- Погоди, погоди, я знаю. Амико значит «красивый, как девушка», да? «Utsukushii shōjo», sō desu ka? Тебе идёт, - Рэй прищурился, разглядывая нового знакомого. - А я Рэймонд.
- Раимондо, - старательно повторил Амико, и Уоттс невольно стиснул зубы.
- Просто Рэй, - категорично отрезал он.
- Рэй, - Амико уверенно тряхнул мокрыми волосами, показывая, что понял.
Некоторое время они сидели в тишине, и японец удивлённо пялился на Уоттса. В какой-то момент в карих глазах появился намёк на узнавание:
- «Schwein»?
- Пообзывайся мне ещё, - беззлобно пробурчал англичанин. Он достал из кармана фляжку, сделал глоток и передал парню. - Не боишься? Shi nai de kowai?
- Ie, - Амико помотал головой, отпил из фляжки и снова улыбнулся.
Значит, не боится. Либо глупый совсем, либо напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Или просто ему, так же, как и Рэю, больше нечего терять?
- Ie! Надо же!- фыркнул Уоттс. - Тогда поехали, красивая девушка.

За двое суток, проведённых в отеле в Осаке, англичанин не касался его и пальцем. За окнами беспрерывно моросил ледяной дождь, и Амико почти всё время дремал, свернувшись клубком на узкой односпальной кровати двухместного номера. Смешной и такой уязвимый в своей трогательной доверчивости.
Ничем не обоснованное доверие – вот что поразило Уоттса в первые дни их знакомства. Этот странный чертовски красивый парень абсолютно спокойно дрых в его присутствии.
Рэй наблюдал. Много курил, пристально изучал нежданное чудо, мирно сопящее под колючим пледом и думал, думал, тысячу раз прокручивая в голове всё случившееся.
Уоттс не задавался вопросом: зачем он вообще его подобрал? В жизни ничего не бывает просто так, и раз подобрал, значит, нужно было. Нужно кому – Рэю? Судя по больному выражению огромных карих глаз просыпавшегося ненадолго Амико, ему это тоже было нужно. Иначе не доверился бы.

Уже по приезде в Токио выяснилось, что случайному попутчику Рэя, несмотря на кажущуюся «взрослость» и опытность, двадцать исполнится только в мае. И взять его с собой в Лондон при всём желании не получится. Тогда Уоттс, сам не понимая зачем, остался в Японии, всё-таки подписав контракт.
Остался в одном городе с Атсуши, ни единой мыслью, ни единым клочком памяти не позволяя себе касаться его. Он запретил себе даже смотреть в сторону дома Атсуши Сакураи, когда курил на ветру, на балконе квартиры, снятой для него агентством.
Причины? В сущности, причин оставаться не было. Разве что Амико, и то, что здесь, в чужой квартире, натыкаясь по ночам по дороге в туалет на тапочки почти чужого парня, Рэймонд чувствовал себя «дома» больше, чем в собственном пустом доме в Англии.
В агентстве сомнительного сожителя Рэя, казалось, и вовсе не замечали. Ну снял себе гайдзин проститутку, и что с того? Имеет полное право. Он ведь рок-звезда, и на такие незначительные нарушения закона можно и нужно смотреть сквозь пальцы, по возможности сохраняя в тайне. Представители звукозаписывающей компании молчали, Рэй тоже молчал и равнодушно пожимал плечами: не спрашивают – и ладно.

Первая неделя совместного проживания оказалась немного напряжённой. Днём Амико держался отстранённо и старался как можно реже попадаться забегавшему на пять минут домой англичанину на глаза. Обычно японец либо курил, сидя на подоконнике с журналом, либо гремел посудой на кухне, полушёпотом подпевая воткнутому в уши плееру. Вечерами он казался просто очень усталым ребёнком. Особенно когда сворачивался в тугой клубок, засыпая под бормотание телевизора на коленях переключающего каналы Рэя. По утрам Уоттс строил рожи запотевшему зеркалу в ванной, недоумевая, почему вот уже второй ненормально доверчивый японец подряд путает его, монстра английского индастриала, с волонтёром передвижного санатория для душевно больных.
Как бы то ни было, Рэймонд старался не беспокоить парня и не лезть с вопросами. Он почему-то был уверен, что Амико не уйдёт, и впереди у них ещё много времени для разговоров и для всего остального. Не вызывало сомнений и то, что «всё остальное» тоже со временем будет. И это будет чудесно, судя по ночным путешествиям Амико по огромной кровати: с утра спящий без задних ног юноша неизменно оказывался на англичанине, и Рэю, прежде чем встать, приходилось долго выпутываться из его объятий.

В конце недели во время их первой робкой попытки близости Рэймонд ударил Амико. Уоттс даже не понял, что конкретно вынудило его залепить пощёчину беззвучно выгибавшемуся на постели юноше: густого вишнёвого оттенка помада, блестевшая на смуглом лице вызывающим ярким пятном, или молчаливая сосредоточенность, с которой Амико принимал его в себя. Ни слова, ни стона, ни лишнего взгляда в сторону Рэя. Будто кто-то вбил в него силой привычку отдаваться молча, не мешая, не отвлекая, не разрушая хрупкую иллюзию практически полной идентичности с Атсуши.
Но ведь Амико не Атсуши, и в сексе должны участвовать двое, разве нет?
И тогда Рэймонд ударил его, хлёстко сбрасывая почти приросшую к коже чужую маску. А потом отпаивал чаем на маленькой кухоньке. Сидел с ним рядом, подперев щёку рукой и всматриваясь в заплаканное лицо. Растрепанный, укутанный в одеяло, сжавшийся в комочек Амико обиженно шмыгал носом, прячась от изучающего взгляда Уоттса за пиалой с чаем. Затравленно стрелял глазами по сторонам, но сбежать не пытался. Лишь вздрагивал тихонько, когда англичанин касался его волос, убирая со лба падающие на лицо длинные пряди. Рэй много и долго говорил, изредка прерываясь, чтобы прикурить очередную сигарету или мягко, извиняясь, потереться щекой о гладкое колено Амико.
Рэй говорил о том, что не потерпит в своей постели ни повязок, ни наручников, ни гнетущего молчания. Парнишка осторожно запускал длинные смуглые пальцы в волосы Рэя и кивал, кивал, под конец уже совершенно успокоившись, и движения его пальцев в непокорной Уоттсовской шевелюре становились всё увереннее.
Они всё-таки занялись любовью. Это получилось само собой, там же, на кухне. И Рэй почти плакал от нежности, бережно подхватывая Амико под руки и укладывая его на брошенное на пол одеяло.
Рэй почти плакал, и распластанный под его весом почти настоящий Атсуши, теперь навсегда принадлежавший только ему одному, оглашал кухню почти искренними стонами. И от ответной нежности Атсуши Рэю было настолько тошно, что лучше бы тогда за поворотом оказался обрушившийся мост.

@темы: Пока не кончился август, Raymond Watts, Buck-Tick, Atsushi Sakurai

URL
Комментарии
2009-12-08 в 02:15 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
Лау уехала, Анри спит и некому порыдать в плечо о ставшем таким родным Рее..

2009-12-08 в 02:39 

Elvis is my daddy, Marilyn’s my mother, Jesus is my bestest friend.
Господи, я ведь всего лишь в пятницу перечитывала Пока не кончился август и полдня потом думала- а что дальше? Что будет с Рэем и Амико...и....и...и мне тоже некому порыдать в плечо((
Но Рэй мне теперь тоже такой невозможно родной

Спасибо Тт

2009-12-08 в 03:04 

Devalmy
BadLemon.ru
А я только что насмотрелась на молодого Аттяна, а теперь прочитав это и... как теперь спать уйти?
Рэй... :heart:
Спасибо:heart:

2009-12-08 в 04:06 

Takehiko Yoshiro
Драйзер. Высокоморальный садист.
Автор гад и тоже плачет. А ведь изначально задумывался хороший конец. Я не виноват, что так получилось.

URL
2009-12-08 в 07:54 

Ох и зацепило же, вот так с утра по-раньше, остреньким ноготочком... и прятно, и больно.
Спасибо.

2009-12-08 в 14:24 

I am space, you are space too...
А мну почему-то печально и светло одновременно.
Рээээй...:heart:

2009-12-08 в 17:06 

amour4ik
TakehikoYoshiro, спасибо :heart:

2009-12-08 в 20:00 

Elvis is my daddy, Marilyn’s my mother, Jesus is my bestest friend.
TakehikoYoshiro
Он более настоящий, правда
Нет фальши.
У тебя здесь нет финала, он открытый, и каждый додумывает его себе как захочет...
И возможно там, в голове читателей, Рэй и Амико будут счастливы
Но если чувства были сильные- болеть тоже будет еще сильно и очень долго

2009-12-08 в 21:41 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
Ёширо, ты же сам говорил, что твои герои живут независимо от тебя. Вот и концовку они сами выбрали..

2009-12-08 в 22:03 

Драйзер. Высокоморальный садист.
Kolpachok-KK Это так странно, ходишь думаешь, придумываешь, прокручиваешь в голове. Тебя на минуточку отвлекли, потом идёшь курить и в мозгу, пока куришь встаёт вся сцена. Неожиданно так накрывает. И ни слова ни жеста из неё не выкинешь, до того она кажется правильной. Будто и правда не сам выдумал, а подсмотрел.

URL
2009-12-09 в 01:04 

И радостно и печально. Давно не радовала психику твоей пластикой речи (сама в шоке, что сказала).
Концовка и правда открытая, но всё же печальная. Это дважды "почти" всё и решило. Но всё равно!
Спасибо. Сладко замирает в груди. От каждой фразы.

2009-12-12 в 00:30 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
TakehikoYoshiro, это так замечательно! Они приходят и доверяют тебе написать о них..

2009-12-12 в 01:16 

Драйзер. Высокоморальный садист.
Kolpachok-KK Они приходят и доверяют тебе написать о них..
А не подскажешь, с приёмом каких именно лекарств, эти самые "они", уходят? Я бы до аптеки сгонял. :-D

URL
2009-12-12 в 01:25 

Это ещё ближе, чем любовь. Понимаешь? © цайфер
Дашь на дашь!
Ты мне приворотное лекарство, а я отворотное.. :alles:

2016-04-25 в 23:57 

Shakret
Я - это Я. Плохо, когда кругом тишина и не к кому из этой тишины выйти.
Takehiko Yoshiro, Спасибо за ваших героев. Теперь я не смогу смотреть их клипы и концертные записи, как раньше :heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

46億年の恋

главная