Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:19 

Женственность.

Драйзер. Высокоморальный садист.
Название: Женственность.
Автор: Takehiko Yoshiro.
Фендом: Penicillin.
Дисклеймер: Отказываюсь.
Пейринг: Hakuei/Gisho.
Рейтинг: NC-21.
Жанр: Зарисовка; RPS; Drama.
Размещение: С моего разрешения.
Предупреждения: OOC; Слэш.
Примечания: Настоящее имя Gisho - Kondou Yoshiaki. Отсюда сокращённое Ёши. Безумное построение предложений намеренное.

Вообще-то, Хакуэ умеет уходить молча, тихо и навсегда. Ты знаешь это, потому что так уже было, и для тебя это самое страшное что может быть. Но с тех пор слишком многое изменилось, и сейчас, на правах хранительницы очага вашей странной «не семьи», ты, как и положено, уступчиво-мудр. Ты больше никогда не допустишь этого, ведь правда?
«Ты ведь не отпустишь меня, Ёши, правда? Не отпускай меня никогда…»
О, да, Хакуэ умеет уходить, но в данный момент «молча», вовсе не значит «тихо» и совершенно не значит «навсегда». Звон разбивающейся о дверной косяк пепельницы: спасибо, что не в голову, милый, да хоть бы и в голову, это ведь не по-настоящему? Пепельница об косяк - это сто процентов не «навсегда». По крайней мере не сейчас, когда ему просто нужен весомый повод раздвинуть ноги не под тобой и вернуться, и повернуть всё так, будто только ты один в этом виноват.
Это ничего, ты привык. Всё настолько выверено между вами, предсказуемо для тебя - такого мудрого, спокойного, рассудительного, твердолобого, закостенелого и вообще…
«Ты такое угрюмое бревно, Ёши! Ненавижу тебя!»
И пусть он строит из себя хрен знает что, но ты-то помнишь: он ломкий и ранимый, и для него, для Хирохидэ Танака - сучки-старшекурсницы в высоких лаковых сапогах с металлическими набойками, всё искренне и по-настоящему, и каждый раз «навсегда».
«Навсегда, ты слышишь, Ёши? Насовсем ухожу!»
Он снова уходит, и перестук его каблуков в пустоте в виски. Тяжестью, тяжестью, размеренно, с чёткостью метронома, чеканя так, чтобы ты запомнил и осознал, какая ты на самом деле бездушная сволочь. Это красиво - очередной его звонкий уход. Блеском металла набоек в глаза, в самый мозг.
Хакуэ уходит и путь его выстлан спутанным шёлком твоих волос. Шёлковый Путь через порог, чтобы он смог найти дорогу обратно. Шёлк впивается в яркий лак его сапог, обвивает тонкие лодыжки: ты на привязи, детка. Шёлк, что крепче стальных тросов. Твоя Героиновая Богиня нуждается в нём, больше чем в воздухе, больше чем в курениях и молитвах.
Ты заранее знаешь, лёжа на полу у входной двери: наступит. Он не сдержится, обязательно наступит, зло черканёт набойкой, потянет волосы, нарочно и больно, так, чтоб слёзы из глаз, и тогда у тебя будет право на ещё один влажный, полный укора взгляд. Твой финальный аккорд - взгляд, как кульминация негласного, но очень важного для него ритуала, и Хакуэ терпеливо ждёт: подними глаза, подари мне причину вернуться обратно к тебе.
«К тебе, Ёши? Ты смеёшься?»
Он вернётся, ты уверен, и твой взгляд - самая важная на свете причина его возвращения. И ты весь, как есть, распластанный, вывороченный - неотъемлемая часть программы его ежемесячных «насовсем ухожу» истеричных месячных. Всё твоё нутро ему под ноги разноцветным, таким как он захочет осьминогом. Таким значимым и таким несказанно нужным ему, и пускай кричит, что не любит, ты-то знаешь: он просто устал и запутался.
«Ты мне нахрен такой не нужен!»
Только не смей верить, слышишь? Ты нужен. Ты терпелив, и когда он выкричится, выбесится, остынет, ты у него всё ещё будешь. Ему жизненно важно знать, что ты будешь. Неизменный и весь для него, для Хирохидэ Танака - размалёванной стервы с дразнящим блеском пустых заплаканных глаз и вытраханным не тобой сердцем. Сердце - вот единственное недоступное для тебя в нём. Туда тебе путь заказан, хоть ты вывернись наизнанку как тот осьминог, хоть сдохни, изображая жертву во имя своего обожаемого божества.
«Мне не нужны жертвы, Ёши! Мне нужен сильный мужчина, а ты… ты…»
Врёт он всё, твой любимый, ты сильный. Он даже представить себе не может, что ты сильный настолько же, насколько он хрупкий, но сила - это не кровоподтёки на разодранных бёдрах, а ему невдомёк.
Хакуэ раздражённо пинает распахнутую настежь дверь. Всполохи рыжих кудрей подпрыгивают в такт удаляющемуся маршу металлических шпилек.
«Ух!» - восторженно выдыхаешь ты, а с ним только так и надо - ежесекундно восторженно, иначе не удержать. Ведь Хакуэ, если действительно захочет, умеет уходить молча, тихо и навсегда.

@темы: Hakuei, Gisho

URL
Комментарии
2010-01-10 в 00:20 

☆♪魔法使い♪☆
понравилось :friend:

а я и не знала, что их так зовут на самом деле... :coquet:

2010-01-10 в 00:55 

I am space, you are space too...
Как ты пишешь так, что мозг снова полон ярких образов?
Такааая картинкааа...

2010-01-10 в 02:18 

All you need is love ♥ ©
TakehikoYoshiro, это потрясающий фик. Вот просто потрясающий - равнодушным остаться невозможно. Ты так это все чувствуешь

2010-01-10 в 13:07 

ВОИН
Желание - сто возможностей, нежелание - сто отговорок.
TakehikoYoshiro необычный слог.) показался тяжеловатым, но мне понравилось.)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

46億年の恋

главная